Китай : главная
Журнал «Россия и Китай» издается в рамках проекта «Евразийское иллюстрированное обозрение».

Журнал "Россия и Китай", №23 (PDF, 32 Mb)
Вход

Новости, статьи

Запретный город

Резиденцией императоров Минской и Цинской династий в течение 450 лет был дворцовый ансамбль в Пекине. После свержения маньчжурского господства в 1911 г. он получил свое нынешнее название Гугун (Древние дворцы).

Старинные китайские здания отличались рядом специфических архитектурных черт: приземистые массивные стены и огромные многоярусные крыши с рельефно выраженными загнутыми карнизами. Крыши и ворота, покрытые цветной глазурованной черепицей с барельефами и надписями, придавали зданию праздничный и парадный вид. В таком стиле был построен и дворцовый ансамбль Гугун, напоминавший целый город. Его общая площадь составляет 720 тысяч квадратных метров, а площадь построек — 150 тысяч квадратных метров. На его территории находится 9 тысяч строений, окруженных кирпичной стеной высотой до 10 метров и обводным каналом Тунцзыхэ шириной около 60 метров. Здесь расположены тронные палаты, дворцы, дворцовые залы, беседки, павильоны и различные служебные помещения.

Запретный город представляет собой грандиозный по размерам и прекрасный по планировке архитектурный ансамбль дворцов, воплотивший в себе традиционные формы китайского зодчества, в котором красота сочеталась со строгостью форм.

Дворцы, соединенные друг с другом двориками, проходами и воротами, делились на две части: официальные палаты (две трети всей территории) и резиденцию императора и его семьи.

Основным входом в императорскую резиденцию были ворота Тяньаньмынь (Ворота небесного спокойствия) — величественная надвратная башня с двухкарнизной крышей, покрытой глазурованной черепицей. Башня возвышается над массивной темно-красного цвета стеной, которая имеет один большой и четыре малых прохода, ведущие прямо в Императорский город. Углы карнизов башни, украшенные миниатюрными изваяниями зверей, имеют несколько изогнутую форму: злые духи «двигались» только по прямой, а изогнутые архитектурные линии препятствовали проникновению их во дворцы. Перед воротами Тяньаньмынь покоятся два огромных каменных льва.

Каждый год император в день зимнего солнцестояния отправлялся для принесения жертв в Храм неба, а в день летнего солнцестояния — в Храм земли. Церемониальный выезд совершался через ворота Тяньаньмынь. Если император отправлялся в поход, то перед воротами Тяньаньмынь совершались жертвоприношения и устраивались молебствия.

В дни торжественных церемоний возле Тяньаньмынь обнародовались императорские указы. Происходило это так. Перед надвратной башней оборудовали специальную «площадку для оглашения указов». В начале церемонии все старшие гражданские и военные чиновники выстраивались лицом к северу возле мостиков через канал Золотой воды и становились на колени. Министр церемоний выносил указ на деревянном подносе, имевшем форму облака, и ставил его на паланкин, украшенный изображениями дракона. Паланкин подносили к башне, и указ поднимали наверх, где специальный чиновник громко прочитывал его вслух. Затем текст указа вкладывался в клюв позолоченного деревянного феникса (мифическая птица). Деревянную птицу опускали с башни на площадь. Чиновник принимал феникса и ставил его на паланкин, который уносили в министерство церемоний — там с указа снимали копии, чтобы разослать их по всей стране. Эта церемония называлась «провозглашение императорского указа с помощью феникса».

Перед воротами Тяньаньмынь возвышаются две монументальные колонны — хуабяо, высеченные из белого камня; основания колонн имеют форму восьмиугольника. На колоннах — искусная резьба, изображающая летящих драконов и облака, а в верхней части — круг с сидящим на нем мифическим животным. Колонны хуабяо впервые появились в Китае примерно два тысячелетия назад. Вначале это были деревянные столбы с поперечной доской наверху. Обычно их размещали перед почтовыми станциями и мостами как указатели направления пути. Позже хуабяо начали делать из камня, и они превратились в один из элементов архитектурного ансамбля дворцов.

От ворот Тяньаньмынь, прямо на север до Запретного города, протянулась вымощенная каменными плитами широкая Императорская дорога (Юйлу). При выходе императора из своих покоев вдоль всей дороги выстраивался почетный караул с пышными регалиями.

Императорская дорога вела к главному входу Запретного города — Полуденным воротам Умынь, над ними было построено возвышенное сооружение — Башня пяти фениксов (Уфэнлоу). Когда император направлялся в Храм неба или Храм земли, на башне Уфэнлоу били в барабан, а когда он входил в Храм предков — били в колокол. Здесь в XVII в. в торжественной обстановке маньчжурские правители принимали сановников.

Ворота Умынь — символ солнца и высшей императорской власти — славились пышным убранством и красотой. Их венчает величественная башня под двухъярусной крышей. Отсюда в южном направлении отходят, образуя букву «П», две стены — восточная и западная — с галереями, которые как бы поддерживают башню справа и слева.

За воротами Умынь открывается вид на большую площадь, окаймленную дворцовыми зданиями. В центре площади протекает окантованный полукружием канал Нэйцзиньшуй, через который перекинуты пять красивых мостиков с низкой каменной балюстрадой. По берегам канала, облицованного белым мрамором, тянутся извилистые перила, напоминающие драгоценный нефритовый пояс.

Самым грандиозным сооружением в Запретном городе является Тронная палата высшей гармонии. Ее высота достигает 35 метров, а площадь — 2300 квадратных метров. Разделенная на одиннадцать пролетов, поддерживаемых красными колоннами, эта палата протянулась с востока на запад на 63 метра. Потолочные балки здания богато украшены прекрасной разноцветной росписью, а двойная крыша выложена желтой черепицей, ослепительно сияющей под солнечными лучами.

Перед Тронной палатой высшей гармонии застыли в бронзе черепаха (символ долголетия) и длинный журавль (символ мудрости), а рядом поставлены большие медные треножники (символ трона). Обширный двор, высокая мраморная терраса и вознесшееся над ней огромное здание создают величественную картину.

Тронная палата высшей гармонии состоит из одного огромного зала, где императоры совершали торжественные церемонии, подписывали указы, утверждали высшие ученые звания, праздновали китайский Новый год, праздник урожая, праздник дракона и т. д., отмечали дни рождения августейших особ; отсюда они благословляли полководцев на завоевательные походы.

Император восседал в глубине зала на высоком троне с эмблемой дракона. Трон окружали символические фигуры журавлей и слонов, дорогие сосуды и высокие курильницы для благовоний.

За Тронной палатой высшей гармонии находилась Тронная палата полной гармонии (Чжунхэдянь), где император просматривал молитвы для жертвоприношений, обозревал зерно и земледельческие орудия, предназначенные для церемониального землепашества. Далее располагалась Тронная палата сохранения гармонии (Баохэдянь): в ней проводились государственные экзамены на высшую ученую степень, на которых присутствовал император.

Позади Тронной палаты сохранения гармонии возвышаются три задних дворца (Хоусаньгун).

1. Дворец небесной чистоты (Цяньцингун) служил императорской канцелярией: здесь принимались иностранные послы, решались повседневные дела и заслушивались доклады. После царствования маньчжурского императора Цяньлуна (1736–1795) избираемые императорами наследники престола заранее не объявлялись. Вместо этого был введен новый порядок: император в этом дворце писал имя своего преемника, клал записку в коробку, которую ставил на широкую доску с надписью «свет и истинное величие». После смерти императора коробку вскрывали, и только тогда узнавали, кто должен наследовать престол.

2. Дворец общения Неба и Земли (Цзяотайдянь). В нем хранились императорские печати; в день своего рождения императоры принимали здесь поздравления.

3. Дворец земного спокойствия (Куньнингун). Здесь проводились церемонии бракосочетания императоров и находилась спальня новобрачных.

В императорских дворцах повсюду можно было встретить символы силы, могущества, долголетия, благоденствия, мудрости и счастья: изображения льва, черепахи, оленя, журавля, бабочек, цветов, фруктов. Но наиболее распространенным символом императорской власти был дракон, которого рисовали на потолках, стенах, ширмах, предметах прикладного искусства и т. п.

Императорские дворцы были «наполнены» злыми духами. Об этом можно судить по следующему отрывку из воспоминаний последнего маньчжурского императора Пу И: «Каждый день, едва сумерки окутывали Запретный город и за воротами скрывался последний посетитель, тишину нарушали доносившиеся от дворца Цяньцингун леденящие душу выкрики: „Опустить засовы! Запереть замки! Осторожней с фонарями!“ И вместе с последней фразой во всех уголках Запретного города слышались монотонные голоса дежурных евнухов, передававших команду. Эта церемония была введена еще императором Канси для того, чтобы поддерживать бдительность евнухов. Она наполняла Запретный город какой-то таинственностью. Я боялся выйти из комнаты, и мне казалось, что все духи и привидения из рассказов моих наставников собрались за моим окном…»

Если евнух хотел войти в пустой дворцовый зал, он непременно громко кричал: «Открываем зал!» — и только тогда открывал двери. Это делалось для того, чтобы случайно не встретиться с духом и не быть наказанным. На Новый год евнухи совершали подношения духам дворцовых палат. Обычно это были куриные яйца, сухие соевые лепешки, вино и сдоба. Под Новый год подносили целые туши свиней и баранов и множество фруктов. Евнухи не скупились на жертвоприношения в надежде, что духи дворцовых палат смогут защитить их от постоянных побоев и невзгод.

В феодальном Китае каждому цвету придавали особый смысл. Синий цвет олицетворял мир и покой; красный — счастье и радость; желтый — могущество государя, богатство и источник силы; белый — скорбь; черный — ужас, страх. В соответствии с этой символикой художники выбирали цвет для раскраски различных зданий. Для крыш императорских дворцов был установлен желтый цвет-символ могущества и богатства. Этот же цвет был принят также для крыш крупных храмов — он подчеркивал источник силы и могущества небесных владык (будд). В зеленый цвет обычно окрашивались крыши резиденций высших сановников императора. В синий, зеленый или сочетание синего с зеленым окрашивались крыши загородных построек, зданий в парках и садах.

К востоку от ворот Тяньаньмынь среди густых темно-зеленых сосен, изумрудных кипарисов, буйных зарослей камыша и ив находился величественный Храм предков — святыня маньчжурских императоров. Во времена династий Мин и Цин при каждом важном событии во дворцовой жизни — в день восшествия на престол, по случаю бракосочетания императора, зимнего солнцестояния, Нового года, праздника весны и других торжественных дат — правители Срединного государства приходили в этот храм почтить память своих предков и приносили им жертвы. Если император был слишком молод или слишком стар, то от его имени такой ритуал совершали члены императорской семьи, но только мужчины.

При династии Мин в Храме предков находились таблички духов покойных китайских императоров. Когда же в 1644 г. маньчжурские войска вошли в Пекин, этот храм был почти полностью уничтожен огнем. Маньчжуры восстановили Храм предков, но стали размещать там только таблички духов маньчжурских правителей и их жен.

В центре храма находились таблички основателя маньчжурского государства Нурхаци и его жены, а слева и справа — таблички его преемников.

Палата церемоний разрабатывала предстоящий ритуал жертвоприношений, и прежде всего составляла тексты специальных молитв. Они писались на квадратной деревянной дощечке, обернутой белой бумагой. Такие дощечки клали в Тронной комнате на стол, обращенный в южную сторону. Император духовно и физически готовился к предстоящему торжественному акту посредством поста и воздержания. То же самое требовалось и от его сановников. В это время запрещалось выносить смертные приговоры преступникам, навещать больных, присутствовать на похоронах, слушать музыку, посещать могилы.

За три дня до совершения ритуала дворцовые чиновники преподносили императору маленькую бронзовую статую — символ воздержания, — представлявшую собой фигурку человека, держащего деревянную дощечку, на которой наклеена бумага с правилами воздержания. Статуя стояла в Зале воздержания, где император проводил оставшиеся три дня.

За два дня до церемонии готовились жертвы. Это были, как правило, специально отобранные животные, их накрывали атласной попоной и уводили на бойню. Шкура их сжигалась, а туша тщательно обрабатывалась. Затем из внутренних комнат храма выносили таблички духов усопших императоров и располагали в Зале жертвоприношений. Перед каждой табличкой ставили тарелки со сладостями и овощами. Тушу быка, как самую большую жертву, размещали в центре на отдельном длинном столе, белую овцу — на восточном конце стола, а черную свинью — на западном. После совершения ритуала император одаривал этими жертвами своих близких.

В молитвах императорским предкам сообщали о важных событиях, которые произошли со времени последних жертвоприношений как в империи, так и в императорской семье: о помолвках, свадьбах, рождении детей, кончине родственников и т. п.

При обращении с табличками духов проявлялась чрезвычайная почтительность, словно это были не духи, а живые правители. Каждая табличка обычно находилась на небольшом тронном стуле, украшенном парчой, разрисованной драконами и фениксами.

К западу от ворот Тяньаньмынь находился Храм духов земли и злаков — место, где во времена династий Мин и Цин императоры поклонялись духам земли и божествам пяти злаков (рис, пшеница, бобы, горох, просо). Храм представлял собой трехступенчатую квадратную террасу, выложенную белым камнем. Верхняя площадка террасы была усыпана землей пяти цветов — образцами различных почв Китая. Это означало, что «во всей Поднебесной нет ни клочка земли, который не принадлежал бы императору». Храм окружен низкой оградой, которая украшена глазурованной черепицей четырех различных цветов. Здесь в день летнего солнцестояния приносили жертвы земле и пяти злакам.

К северу от Императорского города находится Цзиншань, искусственно созданная гора с пятью вершинами. Высота центральной вершины достигает 60 метров. Остальные вершины расположены к западу и востоку, и их высота понижается ступенями. В 1736–1795 гг. на горе было возведено пять крытых глазурованной черепицей беседок, а за горой — несколько дворцовых павильонов.

Склоны горы Цзиншань (что в переводе означает «гора прекрасного вида») покрыты вековыми соснами и кипарисами, образующими у подножия тенистую рощу. Вершины горы были оголены: ничто не должно затемнять красоту форм сооруженных здесь императорских беседок.

К северо-западу от дворцового ансамбля Гугун, в центральной части Пекина, находится Западный парк с озерами. Самое большое озеро — Бэйхай, которое с севера соединяется с озером Шишахай, а с юга — озерами Чжунхай и Наньхай. Берега озер обрамлялись всевозможными цветами, среди которых выделялись гвоздика и пионы.

В центре озера Бэйхай на живописном острове Цюнхуадао высится Белая башня (Байта), построенная в ламаистском стиле. Возле Белой башни — два буддийских храма: Храм источника доброты (Шаниньдянь) и Храм вечного спокойствия (Юнаньсы).

Храм источника доброты получил свое название в честь установленной в нем статуи «тысячерукого и тысячеглазого существа», восходящего к образу божества милосердия и добра Гуаньинь. Храм отличается красотой и изяществом, оригинальной окраской глазури, замысловатыми узорами на стенах и крышах. Отсюда можно любоваться широкой панорамой утопающей в зелени столицы.

Достопримечательность Храма вечного спокойствия — его разноцветная крыша. Когда в ясный день смотришь на нее сверху, кажется, будто ее изрезали лучи солнца. Внутри храма — статуи будд, которым поклонялись император и его приближенные.

В китайском народе существовало поверье, что утренняя роса приносит долголетие: кто пьет росу, сможет продлить годы своей жизни. В парке у озера Бэйхай был сооружен высокий столб с высеченными на нем изображениями драконов, парящих в облаках. На столбе поставили статую с широким плоским сосудом, в который ниспадала роса императорского бессмертия.

У южного входа в Бэйхай находится так называемый Круглый городок (Туаньчэн): он представляет собой искусственную круглую гору, насыпанную между высокими каменными стенами. На его широкой площадке расположены древние храмы, павильоны и беседки. В центре возвышается буддийский храм со статуей Шакьямуни, высеченной из целого куска белого нефрита. Одним из замечательных памятников Круглого городка является самая древняя в Пекине китайская сосна гуацзысун, посаженная еще до нашествия в Китай монголов (XII в.).

 

 

Из книги  "Китай: страницы прошлого." Автор: Сидихменов Василий Яковлевич

Партнеры

Российский центр при Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом
Русско-Азиатский Союз Промышленников и Предпринимателей (РАСПП)
Межрегиональный совет Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития
Фонд «Дом русско-китайской дружбы»

 

 


Китай : Города и провинции
 
 
 
© 2008-2018  All rights reserved