Китай : главная
Журнал «Россия и Китай» издается в рамках проекта «Евразийское иллюстрированное обозрение».

Журнал "Россия и Китай", №23 (PDF, 32 Mb)
Вход

Новости, статьи

Храм неба

В период Минской и Цинской династий императоры ежегодно в день зимнего солнцестояния (22 или 23 декабря) приносили жертвы в Храме неба, а в день летнего солнцестояния (21 или 22 июня) молились о плодородии в Храме земли (или земледелия). Наиболее торжественно обставлялись жертвоприношения в Храме неба в самый короткий день года. Считалось, что в это время мужское начало ян, которое на небе представляет верховный владыка Шанди, а на земле — император, возрождается и набирает силы.

Были времена, когда императоры приносили жертвы небу и земле на открытом воздухе и без особых приготовлений. Однако впоследствии церемония жертвоприношения усложнилась. Сначала появились земляные жертвенники: круглой формы — для жертв небу и четырехугольной — земле. Такие жертвенники сооружались повсюду, куда прибывал император. Затем для жертвоприношений стали оборудоваться специальные храмы, церемониал усложнился.

Обязанности первосвященника, или верховного жреца, исполнял сам император, что придавало государственной религии особый авторитет в глазах верующих.

«Божественное» происхождение императора давало ему право считать себя одного истолкователем велений неба, посредником между небом и людьми, а также верховным первосвященником. Считалось, что в своих действиях император несет ответственность только перед небом, вручившим ему отцовскую власть над подданными, которые обязаны беспрекословно повиноваться государю.

Если на китайской земле случались засуха, наводнения, эпидемии, происходили народные волнения или другие чрезвычайные события, император просил защиты и помощи у неба. В 1832 г. по случаю сильной засухи император Даогуан обратился к небу с такими словами:

«О царственное небо! Если бы империя не была поражена чрезвычайными событиями, я бы не осмелился обратиться к тебе с молитвой не в указанное время. Но в этом году необыкновенная засуха. Лето прошло, и ни капли дождя не выпало. Не только страдает земледелие и люди терпят страшные бедствия, но даже звери и насекомые, травы и деревья почти перестают жить… Лето прошло, и наступила осень. Ждать дальше положительно невозможно. Ударяя челом, умоляю тебя, царственное небо, поспеши ниспослать милостивое избавление — скорым ниспосланием благодатного дождя поспеши спасти жизнь народа и до некоторой степени искупить мои несправедливости! О царственное небо, снизойди! О царственное небо, будь милостиво! Я невыразимо огорчен, смущен, испуган, о чем почтительно докладываю».

Священным местом жертвоприношений, совершаемых императором, считался Храм неба.

Доминирующим цветом храма был голубой — символ небесной лазури. Большая часть предметов, предназначенных для церемониальных жертвоприношений, была голубого цвета: жертвенная посуда, шелк, дорожки к императорскому шатру, навесы над тропинками и т. п. При молебствиях цвету вообще придавалось большое значение. Тексты молитв, которые император читал в Храме неба, готовились заранее. Ежегодно они обновлялись и записывались на деревянных дощечках, оклеенных бумагой различного цвета: голубого — для неба, желтого — для земли, красного — для солнца, белого — для луны.

Когда император молился небу, он облачался в халат голубого цвета, когда молился земле — желтого, солнцу — красного, луне — белого. При жертвоприношении небу император облачался в особое жертвенное одеяние, на котором были вышиты солнце, луна, звезды и драконы.

Расположенный в пределах пекинской внешней городской стены, храм занимает площадь около 280 гектаров. Два ряда стен красного цвета окружают и делят это сооружение на внешний и внутренний храмы. Главные строения внутреннего храма: Храм моления об урожае (Циннянь дянь), Храм небесного свода (Хуанцюньюй) и Алтарь неба (Хуаньюй). Они спланированы в соответствии с древними китайскими представлениями: «Небо — круглое, земля — квадратная» — и расположены по прямой линии с севера на юг.

На территории Храма неба находились также служебные помещения: Зал великого неба (Хуаньцяньдянь), кухня для небожителей (шэньчу), павильон для закапывания жертвенных животных (цзайшэн тин), Дворец поста (Чжайгун).

Храм моления об урожае, возведенный в 1420 г., представляет собой круглое здание с трехъярусной крышей, облицованной глазурованной черепицей ярко-синего цвета и увенчанной позолоченным куполом. Это здание (38 метров высотой и 30 метров в диаметре) построено без стального каркаса и без бетона. В нем нет ни массивных стропил, ни длинных поперечных балок. Высокая и тяжелая трехъярусная крыша поддерживается 28 огромными деревянными колоннами и соединенными между собой перекладинами и брусьями. Четыре средние колонны высотою 19,2 метра символизируют четыре времени года. Двенадцать колонн в среднем ряду символизируют 12 месяцев в году, а двенадцать колонн наружного ряда — 12 двухчасовых отрезков времени суток. Постройка не имеет стен, их заменяют резные перегородки. Потолок покрыт красочной цветной росписью.

В Храме моления об урожае совершались церемониал жертвоприношений небу и земле и молебствия о богатом урожае.

Храм небесного свода по размерам меньше Храма моления об урожае, но он так же изящен и издали похож на большой раскрытый синий зонт с золотой макушкой. Высота здания — 19,5 метра, диаметр — 15,6 метра. Снаружи храм обнесен толстой сплошной стеной, знаменитой своим круговым резонансом. Если негромко произнести какое-либо слово, обратясь лицом к стене, то вдоль всей стены можно ясно расслышать эхо. Эта стена, сооруженная в 1743 г. с учетом законов акустики, называется «стеной кружащихся звуков».

Перед ступенями, ведущими в Храм небесного свода, разместились знаменитые каменные плиты саньиньши («камень троекратного эха»). Если встать на первую каменную плиту и хлопнуть в ладоши, то услышишь однократное эхо, на вторую ступень — двукратное эхо, а на третью ступень — троекратное эхо. Такое явление объясняется тем, что плиты находятся на различном расстоянии от отражающей звук круглой стены.

По форме Алтарь неба — круглая, уступчатая, суживающаяся кверху пирамида из трех ярусов, сооруженная из ослепительно белого мрамора. Лестницы и уступы алтаря обнесены белокаменными балюстрадами со скульптурными украшениями в основном в виде драконов и фениксов. Общее число фигурных столбиков-балюстрад составляло 260, что соответствует числу градусов, на которое астрономами разделен небесный свод. В центре алтаря размещена большая каменная плита, вокруг которой выложены кольца меньших по размерам плит, число их увеличивается соответственно увеличению диаметра. Здесь хранились таблички с обращениями к небу и духам предков императоров; во время церемоний эти таблички устанавливались на Алтаре неба.

В течение трех суток перед жертвоприношениями в Храме неба император и его приближенные должны были соблюдать строжайший пост. Правила поста запрещали пить вино, есть чеснок и лук. Лица, носившие траур или имевшие раны на теле, лишались права участвовать в церемониях. Нельзя было навещать больных, посещать могилы, участвовать в похоронных процессиях, молиться духам, слушать музыку, присутствовать на судебном процессе. Одним словом, запрещалось делать все, что могло бы отвлечь внимание от подготовки к великому торжественному обряду.

В первые два дня пост соблюдался во дворце под наблюдением императора, а в последний день — в специальном Зале воздержания, где были установлены большой алтарь и Статуя молчания — бронзовая фигура человека, три пальца левой руки которого касались губ, а в правую руку была вложена табличка с текстом «Правил соблюдения поста в течение трех дней».

Репетиция предстоящего торжественного акта проводилась в Палате церемоний. После репетиции шелк и нефрит, предназначенные в дар богам, выставлялись во дворце, где император совершал девять земных поклонов перед отправлением этих даров в Храм неба.

Обряд жертвоприношений в Храме неба проходил так. Император в роскошном паланкине покидал свой дворец еще накануне на закате солнца. Прибыв в храмовую рощу, он осматривал жертвенных животных. Жертвоприношения к этому дню готовились на специальной «кухне богов» и состояли из говядины, свинины, баранины, оленины, зайчатины, рыбы, риса, каштанов, ростков бамбука, различных пряностей и т. д. Съестное преподносилось богам в ритуальной посуде, сделанной из фарфора или бамбука.

После осмотра жертвоприношений Сын неба направлялся в Храм поста и покаяния и здесь, преклонив колени, предавался молитвам. Затем он следовал в императорский шатер, где происходила церемония омовения рук и облачения верховного жреца в ритуальные одежды.

Необычайно торжественным было шествие к Алтарю неба. Впереди шли знаменосцы, за ними — музыканты, затем следовали император и сопровождавшие его лица. По пути танцоры под звуки музыки исполняли медленный ритуальный танец.

В мерцании бесчисленных факелов (церемония проводилась ночью) жрецы в длинных голубых шелковых одеяниях ставили на алтарь таблички с именем верховного владыки неба — Шанди, а также усопших императоров царствующей династии. Там же, чуть пониже, устанавливали таблички духов солнца, Большой Медведицы, пяти планет, 28 созвездий, таблички духов луны, ветра, дождя, туч и грома.

На длинных столах перед каждой табличкой располагали курильницы с благовониями, восковыми и курительными свечами. Здесь же раскладывали богатые жертвоприношения. Верховному владыке Шанди приносили в жертву 12 кусков плотной голубой шелковой ткани; усопшим императорам — по 3 куска белого шелка; планетам, звездам и стихиям — 17 кусков красной, желтой, голубой, черной и белой шелковой ткани. Кроме того, жертвоприношениями служили различные предметы из нефрита. Перед табличками находилась также и жертвенная трапеза: заколотый бык, баран или свинья, чашечка с рисовой водкой, различные яства.

Под звуки музыки и пение хора император восходил на самую верхнюю часть Алтаря неба и трижды преклонял колени перед табличкой владыки неба — Шанди. Затем музыка смолкала, император поднимал обеими руками священный голубой нефрит и возносил его к табличке владыки неба как видимый знак жертвоприношения. Затем он читал молитву, в которой просил небо о благословении, а усопших императоров — о милости.

Молитва императора, обращенная к небу или земле, начиналась так: «Сегодня (следовала дата) я, царствующий Сын неба, подданный такой-то» (следовало собственное имя императора, которое не имели права произносить даже самые близкие его родственники). При жертвоприношениях солнцу и луне в тексте молитвы слово «подданный» опускалось. Когда монарх обращался с молитвой к предкам, он называл себя «почтительный внук». Сам текст молитвы, обращенной к небу, земле, императорским предкам, к духам земледелия и зерна, начинался такими словами: «Осмелюсь обратиться со следующей молитвой». Обращение к солнцу и луне начиналось словами: «Молимся с усердием». К другим божествам обращались попроще: «Предлагаются жертвоприношения».

По окончании церемонии под звуки торжественного гимна все таблички уносились, а жертвоприношения сжигались, чтобы таким путем доставить их по назначению. Само сожжение происходило в особом месте, куда жертвы доставлялись также в торжественной обстановке.

Из книги  "Китай: страницы прошлого." Автор: Сидихменов Василий Яковлевич

Партнеры

Российский центр при Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом
Русско-Азиатский Союз Промышленников и Предпринимателей (РАСПП)
Межрегиональный совет Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития
Фонд «Дом русско-китайской дружбы»

 

 


Китай : Города и провинции
 
 
 
© 2008-2018  All rights reserved