Провинция Ляонин, Китай
Территория провинции являлась частью древнего царства Чу, позже вошла в состав империи Цинь. Отдельная провинция Аньхой была создана в 1667 году, после завоевания Китая маньчжурами, путём объединения округов Аньцин и Хойчжоу, и названа по их первым слогам
Журнал "Россия и Китай" №22
Журнал "Россия и Китай" №22 в формате 
PDF (8Mb) Об издании
Вход

Статьи и новости

Памятники не виноваты

Храм-памятник Христа Спасителя в Мукдене (Шэньяне)

В сибирской тайге растет дикая роза - шиповник. Его мелкие, едва заметные колючки, попав под кожу, могут там жить в течение многих лет, доставляя боль и неудобства, а достать их очень сложно. Подобно колючкам шиповника являются некоторые проблемы истории, отравляющие отношения между странами и народами. Такой «колючкой» является, в том числе, и проблема памятников и кладбищ солдат, павших во время русско-японской войны 1904-1905 гг. на территории Китая.

Примером может служить храм-памятник Христа Спасителя в Мукдене (Шэньяне). Он был заложен в 1911-м году, а построен в 1912 году. По­строили его на территории кладбища, территория под которое была куплена царским правительством еще в 1902 г. в размере 13085 кв. м. В 1912-м году губернатор Трех Восточных провинций (Маньчжу­рии) Чжао-Эр-Сюн добавил к этому кладбищу тер­риторию площадью в размере 15080 кв.м. и пере­дал в дар в вечное пользование. Подчеркну, что со стороны законных китайских властей тогда это был совершенно добровольный акт.

Мукденский храм составлял единое целое с кладбищем, которое считали центральным в Маньчжурии. Там покоилось около 60 тыс. по­гибших русских воинов. Храм вместе с каменной кладбищенской оградой, могильными плитами, единообразными поминальными крестами и са­дом стал военным мемориалом. Этот мемориал простоял нетронутым до Культурной революции. Она, как стихия, как пожар, многое уничтожила на своем пути. И русское кладбище тоже не избе­жало её.

Как бы там ни было, после Культурной рево­люции от военного мемориала остался только сам храм. Он, признанный «недвижимой историче­ской архитектурой города Шэньяна», и сегодня стоит на окраине Корейского квартала.

Вопрос, каким образом будет решаться судьба памятника-храма Христа Спасителя, и подтолкнул меня взяться за эту очень сложную, и, возможно, даже опасную для журнала тему - ведь кто-нибудь из ортодоксальных партийных чиновников может упрекнуть меня во вмешательстве во внутренние дела Китая!.. Но в том-то все и дело, что этот вопрос - далеко не только внутреннее дело КНР, он впря­мую касается и России. И он настолько деликатный, что к нему с большой осторожностью подходят ди­пломаты и политики. Но поскольку я не дипломат, и не политик, и вообще не являюсь официальным лицом, представляющим государство, то, наверное, имею право высказать собственный взгляд на про­блему, которую необходимо, рано или поздно, ре­шать. Я считаю, что время для этого пришло.

Почему? Как я уже упомянул, если говорить не­посредственно о мукденском храме, то уже впрямую стоит вопрос - что с ним, с этим храмом, делать?! Се­годня Корейский квартал (здесь действительно жи­вет основная масса корейского населения Шэньяна) морально и физически устарел. Его уже начали сно­сить. Но храм до сих пор мешает городским властям определиться - что здесь будет построено?! Снести храм нельзя, так как это историческая архитекту­ра, а во-вторых, такое действие будет воспринято в России как акт вандализма и недружественные дей­ствия. Как его использовать - тоже никто не знает. Строить снова жилье, или, тем более, развлекатель­ный комплекс на месте бывшего кладбища - это ко­щунство, это вне цивилизованных рамок. Оставлять как есть - невозможно. «Тратить народные деньги на памятник оккупантам» - противоречит официальной политике! Вот и стал храм-памятник Христа Спаси­теля для городских властей Шэньяна той самой «ко­лючкой», о которой я писал в самом начале...

Что же делать?! Журнал «Россия и Китай» предлагает свое решение этой проблемы.

Напомним, что Шэньян уже 20 лет является по­братимом города Иркутска. Он первым из городов Дунбэя (Северо-Востока Китая) открыл регулярный рейс в Россию. То есть Шэньян внес огромный вклад в восстановление дружеских отношений между на­шими странами. Здесь проводятся важнейшие ме­роприятия, направленные на развитие связей меж­ду нашими странами, например - Форум развития стран Северо-Восточной Азии. Можно вспомнить прошедшую в Шэньяне с большим успехом в 2010-м году презентацию Иркутской области, выставки и ярмарки. Почему бы Шэньяну не укрепить свой статус «Моста дружбы с Россией», использовав для этого такое уникальное обстоятельство, как памятник-храм русским воинам, павшим в борьбе с японцами?! Каким образом?! Поделюсь «военной тайной»: мы обсуждали этот вопрос с руководите­лями Ассоциации китайско-российского сотрудни­чества провинции Ляонин (я, кстати, официально являюсь экспертом этой ассоциации), и пришли к выводу, что вокруг храма можно было бы создать культурно-экономическую зону сотрудничества с Россией. В эту зону, кроме храма и сквера в рус­ском стиле, разбитого на месте кладбища, мог бы войти еще конгресс-центр, инновационный и офис­ный сектор, деловой клуб, а также концертный зал. Появление такой культурно-экономической зоны станет мощным стимулом для окончательно­го формирования Шэньяна как ведущего центра китайско-российского сотрудничества не только в северо-восточном регионе, но и в целом в Китае.

Для убедительности сообщаю, что некоторые члены Ассоциации китайско-российского сотруд­ничества провинции Ляонин (например, крупная строительная корпорация «Фэнсян») уже высказа­ли свою заинтересованность в участии в таком про­екте. А таких членов в ЛАКРСе уже немало, хотя Ассоциация создана только нынешним летом.

В 30 км от Шэньяна еще стоит большой памят­ный крест. Этих памятников осталось немного, и они могли бы из проблемы, отравляющей наши от­ношения, стать дополнительным подтверждением курса на укрепление политических, культурных и экономических связей между нашими странами.

Напомню, что в 2010-м году на государственном уровне был сделан очень важный шаг в решении этой проблемы - президент Дмитрий Медведев по­бывал на Русском воинском мемориальном клад­бище в Люйшуне (Порт-Артуре), где, в том числе, захоронены и погибшие в ходе русско-японской во­йны. Разрешив реставрацию этого кладбища, руко­водство КНР поступило очень мудро (реставрация этого кладбища проводилась при финансировании негосударственной организации - международ­ного фонда «Поколение», создателем которого является депутат Госдумы Андрей Скоч, см. № 4 «Россия и Китай», репортаж «Дмитрий Медведев в Люйшуне/Порт-Артуре»), в соответствии с инте­ресами и китайского, и русского народов.

Пора, избавляясь от старого идеологического наследства, делать следующий шаг в укреплении наших отношений. Если такой шаг сделает Шэ­ньян, то это будет огромным вкладом в дружбу на­ших народов.

 

 

Журнал «Россия и Китай» №8

Партнеры

Российский центр при Китайской ассоциации по развитию предприятий за рубежом
Русско-Азиатский Союз Промышленников и Предпринимателей (РАСПП)
Межрегиональный совет Российско-Китайского комитета дружбы, мира и развития
Фонд «Дом русско-китайской дружбы»

 

 


Китай : Города и провинции

 
 
 
© 2008-2017  All rights reserved