Журнал «Россия и Китай» издается в рамках проекта «Евразийское иллюстрированное обозрение».

Большой пресс-тур. Пекин

С Самое тяжелое, но и одновременно самое интересное в нашей работе – это обрабатывать привезенные из очередной командировки материалы – диктофонные записи, фотографии, открытки и репродукции... Даже из самой обычной короткой поездки в Китай мы привозим сотни, а то и тысячи, фотографий. Цифровая эпоха позволяет, ни на чем не экономя (это раньше, когда снимали на фотопленку, приходилось считать каждый кадр!), фиксировать буквально всё, что показалось достойным внимания. А для нас, издающих журнал «Россия и Китай», для работы может пригодиться любой сюжет – в аэропорту, на улице (например, возле школы), в магазине, на стройке, и так далее. Вот и едва успеваешь нажимать на спусковую кнопку фотоаппарата, автоматически менять один объектив на другой, более подходящий для каждого конкретного случая!

Пекин

А что уж тут говорить о пресс-туре продолжительностью в 10 дней! При этом пресс-тур был специально организован для российских туристов с целью показать им все самое лучшее, красивое и интересное в Китае…

Журналистов было ни мало ни много более ста шестидесяти человек. Их разделили по группам, и каждой определили провинцию, с которой ей предстояло знакомиться. Нам, журналистам из Иркутска, Бурятии и Республики Тыва, повезло больше других: нам, по сравнению с ними, продлили тур на три дня и за счет этого еще свозили во Внутреннюю Монголию! Последствием такой поездки стало то, что я целую неделю только тем и занимался, что на компьютере отбирал и обрабатывал фотографии, скопившиеся после пресс-тура, удаляя попутно «мусор», а его, как это ни печально, большая часть…  Вновь перед глазами оживают какие-то сюжеты, какие-то мгновения и ситуации, но теперь есть возможность рассматривать всё не торопясь, обстоятельно, открывая для себя такие детали, на которые, может быть, не обратил внимания в тот момент, когда нажимал в очередной раз на спусковую кнопку.

Впрочем, все по порядку! В Пекин наша группа прилетела из Иркутска 22-го мая рейсом авиакомпании «Хайнаньские авиалинии». Эта авиакомпания, одна из самых крупных в Китае, да и в мире тоже, была официальным партнером Госкомитета КНР по туризму в организации этого масштабного мероприятия – пресс-тура для 163 российских журналистов. Всего два с половиной часа лёту, и мы в Пекине. Прилетели еще засветло, но пока получили свои чемоданы и загрузились в автобус, быстро стемнело. Побросав свои вещи в номерах, мы, в количестве двенадцати человек, собрались в холле гостиницы, и оттуда отправились поужинать в ближайший, еще не успевший закрыться, ресторанчик. Пиво под креветки, мясо, салаты – и за все это мы заплатили 350 юаней, то есть  по 150 рублей «с  носа»! Для тех, кто в Китай приехал впервые, это был первый, но приятный, шок…

На следующий день наше знакомство с Пекином началось с посещения одной из главных достопримечательностей Северной столицы (именно так переводится слово Beijing на русский язык) – ламаистского храма Юнхэгун. То, что это не просто храм, а храм с императорским статусом, говорит желтая черепица на крышах многочисленных павильонов – для жертвоприношений предкам, для хранения буддийских святынь, для поклонения алтарям Неба и Земли. В архитектуре китайцы стремились к симметрии, гармонии и стабильности, поэтому буддийские храмовые постройки имели форму прямоугольника, их фасады тянулись с севера на юг по оси симметрии. Концепция постройки большинства древних храмов и монастырей такова: напротив главного входа находится зал Небесного императора, по обеим сторонам которого располагаются колокольня, барабанная башня, павильон Будды-Шакьямуни, павильон-хранилище буддийских сутр, зал для изучения буддизма и другие. Средневековые китайские архитекторы не стремились поразить воображение будущего посетителя такого храма грандиозными размерами (что присуще, например, католическим соборам), их постройки отличали соразмерность и некая монотонность. Практически тем же принципам следовали строители и императорских дворцов, поэтому отличить один храм, или дворец, от другого можно только по размерам и индивидуальным особенностям садово-паркового комплекса, обычно сопровождавшего каждый дворец, и каждый храм. Поэтому когда на следующий день российские журналисты посещали Императорский дворец, а потом и Летний дворец, они это отметили.

Совсем недалеко от Юнхэгуна, также на северо-востоке Пекина, находится широко известная Арт-зона 798. Построенный под руководством немецких (от ГДР) архитекторов и специалистов всего за три года в середине 50-х годов, этот бывший заводской комплекс  занимает огромную территорию в 660 тысяч квадратных метров. Достаточно быстро морально устарев, к началу 90-х годов все многочисленные заводы этого комплекса закрылись, и власти решительно не знали, что делать с этой промышленной зоной. В то же время разраставшееся племя поборников и деятелей китайского т.н. «современного искусства» скиталось в поисках постоянного пристанища после того, как их в очередной раз выперли из окрестностей Летнего дворца. Очевидно, одному из представителей этого племени пришла счастливая мысль оккупировать территорию бывшего завода №798, что и произошло достаточно быстро. В цехах завода обосновались мастерские и художественные галереи, экспонаты которых в сочетании с производственным ретро-дизайном зачастую выворачивают мозги неподготовленного посетителя набекрень. В чем мы и убедились на собственном опыте…

Захватив для начала завод №798, различные проявления фантастического бреда, известные под такими названиям, как конформизм, конструктивизм, модернизм и пост-модернизм, поп и арт-поп, кубизм, различные «нео» (неопластицизм, неоклассицизм, неонатурализм), и другие разрушающие сознание формы современного искусства, а также наследие советского авангарда  постепенно захватывают и другие объекты когда-то технического назначения, проявляясь, в то числе –  и в форматах инсталляций, перформанса и хепенинга. В произведениях явно ощущается вызов – и мы, китайцы, не лыком шиты! И мы можем не хуже американцев, европейцев и русских! И действительно, Арт-зона уже породила мастеров, чьи работы продаются на самых известных аукционах за фантастические деньги. Каждый такой факт широко освещается в СМИ, и заманивает в Арт-зону 798 и ей подобные (они появились по всему Китаю) все новых и новых искателей успеха на ниве околохудожественного творчества

Многочисленные кафе, галереи и магазинчики с их яркими вывесками, а также граффити оживляют этот бывший промышленный район, упорно напоминающий о своем предназначении трубами, кранами и паровозами. Среди веселого художественного буйства  чужеродными кажутся чопорные офисы AUDI  и других монстров глобализации, упорно продвигающих свою продукцию на китайский рынок. Но чем дальше от входа в Арт-зону 798, тем больше ощущаешь себя сталкером, тем неожиданнее становятся проявления тяжелого промышленного дизайна в виде останков промышленных зданий и оборудования и товары в лавках (например, выполненные в стиле техно-арта), спрятавшихся в самых неожиданных местах… Здесь, по хорошему, надо было бы не спеша побродить с фотоаппаратом даже не день, а неделю (благо, постоялые дворы здесь тоже появились), но нам приходится торопиться – программа есть программа. Не знаю, как другие, но я был искренне благодарен организаторам за эту экскурсию на объект, куда давно собирался, но куда никак не мог попасть…

Может быть, со временем опыт Арт-зоны 798 в Пекине будет использован и в России! Например, многие в мире были бы рады, если бы после неизбежного закрытия Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в его цехах обосновались художники со всего мира. Но, к сожалению, Байкальск – это не Пекин, где и зимой можно прожить без особых затрат на обогрев…

Последний день пребывания в Пекине ознаменовался массовой спортивной акцией – мастер-классом по традиционной китайской гимнастике тайцзи цюань (одно из массовых направлений ушу). Он прошел в одном из центральных парков Пекина, известным своим  храмом Неба. Десятки русских в белых костюмах… – те из местных жителей, кто наблюдал за этой акцией, надолго запомнят представление!

За последние годы тайцзи цюань стал широко распространен как в Китае, так и во всем мире. Тайцзи цюань – это эффективное средство лечения болезней, укрепления здоровья, профилактики заболеваний и долголетия. Он широко практикуется в китайских больницах, санаториях и стал одним из основных методов комплексного лечения. Включая такой сюжет в программу пребывания российских журналистов в Пекине, организаторы, очевидно, хотели через них сформировать в России интерес к медицинскому туризму в Китае.

После такой разминки, и после обеда журналистам показали старые пекинские кварталы – хутуны. Если где еще и остался в столице настоящий Китай, так это именно в хутунах! Так называются узкие и кривые улочки, оставшиеся в Пекине еще со средневековья. В глухих стенах – дверцы, за каждой из которых – свой незатейливый и своеобразный мир. Этот мир состоит обычно из  двора, в который выходят фасады темных и низких домов, если не сказать - хижин (они же – фанзы!). Большинство дворов жители превратили в свалки старого имущество (среди которого, говорят, попадаются и настоящие раритеты!), но некоторые представляют собой крохотный зеленый оазис. О том, что здесь выросли многие поколения людей, говорит, например такая примета, как просевшие, вытертые порой до половины, каменные ступени общих входов в каждый такой двор. Здесь среди многочисленных туристов не увидишь рафинированных дамочек и скучающих бизнесменов – сюда приходят только те, кто ищет тот самый настоящий Китай!

Пекинская часть нашей программы ознаменовалась и помпезным приемом в императорском Летнем дворце. Если быть точнее, то это Ихэюань, что в переводе означает Сад Мира и Гармонии. Летний Дворец насчитывает историю более 800 лет. Тогда, в 1153 году, во времена династии Цзинь,  был построен императорский дворец - Дворец Золотого Холма, а в 1750 году император Цяньлун начал строительство Сада Чистых Волн, объединившего местные природные ландшафты и дворцы воедино. Он потратил сто сорок тонн серебра и 15 лет. Но прошло немногим более ста лет, и англо-французские варвары, захватившие в ходе Опиумных войн Пекин, полностью разрушили и сад, и дворец, похитив все самое ценное. В 1886 году правительство династии Цин начало восстановление сада для императрицы Цыси, на что было потрачено 10 лет и 30 миллионов лян серебра (а это почти тысяча тонн!), предназначенных для развития флота. Так что вместо флота Китай получил великолепный дворцово-парковый комплекс, который, «благодаря» вдовствующей любительнице роскоши, можно сказать, отбросил Китай на несколько десятилетий назад. Ведь кто знает, будь у Китая современный по тем временам флот, рискнули бы европейские державы, а также Япония, вновь напасть на него в конце девятнадцатого века?! Из-за прихоти императрицы Цыси мировая история пошла другим путем…

Конечно же, не обошлось и без посещения Запретного города (он же Гугун, он же Императорский дворец), а также главной торговой улицы Ванфуцзин и площади Тяньаньмэн, но это уже были самодеятельные попытки участников пресс-тура. Все понимали - для нас Пекин был только прелюдией пресс-тура – главное, что от нас требовалось – это рассказать о провинциях КНР!