Китай : главная
Журнал «Россия и Китай» издается в рамках проекта «Евразийское иллюстрированное обозрение».

Журнал "Россия и Китай", №26 (PDF, 15 Mb)
Вход

Новости, статьи

Образование Китайской Народной республики как главный итог Второй мировой войны

История отношений Советского Союза с Китаем неотделима от летописи национально-освободительной борьбы китайского народа, важнейшим аспектом которой являлась всесторонняя помощь и поддержка этой борьбы со стороны «северного соседа». Именно советская помощь сыграла во многом определяющую роль и создала условия для коренных общественно-экономических преобразований китайского общества и построения сильного государства.

Расширение экономического сотрудничества Китая со странами социалистического лагеря

Бурный расцвет советско-китайского экономического сотрудничества начала 1950-х годов происходил на фоне полного коллапса торговли Китая с ведущими странами Запада. США, недовольные потерей политического влияния и военных баз на территории Поднебесной, в 1951 году ввели эмбарго на торговлю с КНР. Под давлением Вашингтона к этому эмбарго присоединились Япония, Австралия и почти все страны Латинской Америки. Одновременно существенно сократилась торговля Китая с Англией и Францией, которые помимо всего прочего испытывали серьезные экономические трудности, связанные с недавней мировой войной и начавшимся крушением колониальной системы.

Если в 1948 году СССР занимал лишь девятое место в экспорте Китая, то в следующем году — уже третье, а к концу 1950 года вышел на первое место. Начиная с 1949 года повышается роль Советского Союза и в импорте Китая: удельный вес советского импорта поднялся с 5% в 1949 году (пятое место) до более 20% в 1950 году (второе место).

В 1951 году уже почти 40% внешнеторгового оборота Китая приходилось исключительно на СССР, а в 1952 году торговля с Советским Союзом уже составляла больше половины всей китайской внешней торговли (53,4%). Весь континентальный Китай с его огромным демографическим и экономическим потенциалом тогда был выключен из капиталистической экономики и интегрирован в советскую экономическую систему. Как в 1953 году не без гордости писали в аналитических документах Министерства внешней торговли СССР, именно после создания коммунистического Китая «образовалось два параллельных мировых рынка, противостоящих друг другу». И советское руководство принялось настойчиво и весьма искусно формировать свой мировой рынок, параллельный капиталистическому.

Экономика континентального Китая целенаправленно привязывалась не только к СССР, но и к экономикам восточноевропейских союзников Москвы. И это при том, что в послевоенные годы промышленность Чехословакии, Польши и Восточной Германии имели в Европе куда больший вес, чем в настоящее время. А политика и экономика этих стран при Сталине контролировалась из Москвы куда жестче, чем в периоды правления Хрущева и Брежнева.

Уже в марте 1950 года было заключено первое торговое соглашение между КНР и Польшей. В следующем году было образовано смешанное китайско-польское судоходное общество, осуществляющее морское сообщение между портами Китая и Польши. Морские суда этого общества обслуживали также товарооборот Китая с другими европейскими странами советского блока. Польша вывозила из Китая соевые бобы, растительные масла, шелк, вольфрам, олово, щетину и другое сырье, а поставляла Китаю различные промышленные товары, в том числе химическое оборудование.

Первое торговое соглашение КНР с Чехословакией было подписано в Пекине 14 июня 1950 года. Китай по этому соглашению принял обязательство экспортировать в Чехословакию вольфрам, ртуть, шелк, коноплю, чай, кожу и другое сырье. Чехословакия, в свою очередь, обязалась ввозить в Китай оборудование для машиностроения и металлургии, легковые и грузовые автомашины, резиновые изделия, химикаты и фармацевтические товары. По стоимости товарооборота в 1953 году Чехословакия заняла первое место среди европейских стран советского блока в торговле с Китаем.

Первое торговое соглашение между КНР и Германской Демократической Республикой было заключено 10 октября 1950 года. И в начале 1950-х годов ГДР конкурировала с Чехословакией за первое место в торговле с Китаем среди восточноевропейских стран. Китай поставлял в ГДР цветные металлы, рис, чай, шелк, табак. Из ГДР в Китайскую Народную Республику шли тогда точные приборы, фото- и киноаппаратура и другие высокотехнологичные для того времени товары. К 1953 году коммунистический Китай при поддержке СССР установил также торговые и экономические отношения с Венгрией, Румынией, Болгарией, Монголией и Северной Кореей.

По статистике Китая, если в 1950 году торговля с иными социалистическими странами Европы (помимо СССР) составил лишь 3,9% от всей внешней торговли КНР, то к 1952 году эта доля выросла до 19%. Таким образом, на социалистические страны во главе с СССР приходилось свыше двух третей всей внешнеэкономической деятельности КНР.

Фактически за короткий промежуток времени был действительно создан масштабный рынок, параллельный рынку крупнейших капиталистических держав. Этот социалистический рынок — от Берлина до Пекина — к середине 1950-х годов охватывал почти половину всего человечества на планете. По демографическим, природным и даже техническим ресурсам (с учетом научного потенциала СССР тех лет) он уже мог вполне устойчиво конкурировать с «мировым капитализмом».

Для характеристики созданной системы, где политика тесно и успешно переплеталась с экономикой, можно рассказать следующую показательную историю. Несмотря на все успехи химической промышленности даже после Второй мировой войны натуральный каучук оставался востребованным и стратегическим товаром. Основным производителем натурального каучука в мире тогда была британская колония Малайзия. При этом на всей территории, контролируемой Москвой, от Германии до Китая, единственным районом, где имелись природные условия, подходящие для организации производства натурального каучука, был субтропический остров Хайнань.

Весной 1950 года части НОАК высадились на остров и включили его в состав КНР. Уже через год СССР предоставил Китаю целевой кредит в сумме 8,55 миллионов рублей специально для финансирования расходов по созданию и развитию каучуконосных плантаций на острове Хайнань. Дефицитный натуральный каучук, за который не надо платить в столь же дефицитной валюте, тогда крайне требовался советской промышленности.

Это была настоящая многоплановая операция. Советский кредит был лишь исходной точкой для начала исследований и работ на плантациях Хайнаня. Для их дальнейшего развития предусматривалась не только возможность привлечения капитала богатой китайской диаспоры из ближайших стран Юго-Восточной Азии, но и антибританская война коммунистов-партизан в Малайе. Ведь британская колония Малайзия была не только одним из основных источников натурального каучука для США и Западной Европы, но и центром расселения китайской диаспоры. И местные китайцы-коммунисты тут же стали доминировать среди просоветских партизан, целенаправленно подрывавших каучуковое производство британской Малайзии. Оружие повстанцам, громившим потенциальных каучуковых конкурентов советского блока, шло через китайских и вьетнамских коммунистов.

 

Советская культурная революция в Китае

За первые три года существования КНР с помощью советских специалистов было переведено на китайский и издано в Китае более трех тысяч наименований советских книг по различным отраслям науки. На практике это означало, что почти все научное книгоиздание Китая тех лет было представлено переводами с русского языка.

С осени 1952 года в КНР была начата перестройка всех учебных программ и учебных планов по образцу советских вузов, а также стартовала работа по переводу основных учебных материалов, используемых в институтах и университетах СССР. Так, работниками сельскохозяйственного института Северо-Восточного Китая в 1952 году были переведены на китайский язык и разосланы во все сельскохозяйственные вузы КНР советские учебные программы по 141 дисциплине.

В Китае началось массовое изучение русского языка. За два первых года существования КНР в стране было открыто 12 институтов русского языка. Факультеты, отделения и курсы русского языка были открыты во всех высших учебных заведениях Китая. Более того, во всех средних школах Северо-Восточного Китая (то есть в Маньчжурии, которая в Российской империи полуофициально именовалась «Желтороссией») местные власти ввели русский язык в качестве обязательного предмета.

Не менее интенсивно развивались и советско-китайские культурные связи. Например, в ноябре — декабре 1952 года в Китае был организован месячник китайско-советской дружбы. Только за один месяц выступления советских артистов посмотрело свыше двух миллионов человек.

Начиная с 1949 года, в Китае был широко представлен советский кинематограф. За первые девять лет существования КНР 747 советских кинокартин посмотрело почти два миллиарда китайских зрителей. Здесь следует учитывать тот факт, что в большинстве стран Азии и Африки кино тогда еще не было доступно большинству населения, поэтому охват населения Китая советским кинематографом поражает воображение. И это не просто любопытный факт из области искусства и статистики, но и свидетельство роста культурного влияния СССР на Китай. Учитывая, что китайский кинематограф был еще не развит, а западный недоступен, фактически, каждый китайский горожанин 1950-х годов минувшего столетия вырос на советском кинематографе. Благодаря месту и роли «Голливуда» в формировании мировоззрения населения России мы теперь можем оценить все значение этого явления.

В начале 1950-х годов в Китае на государственном уровне был выдвинут официальный лозунг: «Учиться у Советского Союза». И здесь необходимо отметить такой важный аспект советско-китайских отношений, как передача от СССР Китаю необходимого административного, управленческого опыта и соответствующих управленческих технологий.

При помощи СССР в Китае осуществлялось не только экономическое планирование, но и система статистического учета и плановой отчётности, без которых невозможно управление и развитие сложной экономической системой страны. С помощью советских специалистов в Китае начал издаваться журнал «Тунцзи гунцзо тун сюнь» («Вестник статистической работы»), было выпущено большое количество статистических сборников по всем отраслям китайской экономики. Все китайские министерства, административные и учебные заведения, промышленные предприятия принимали за основу не только форму и структуру советских аналогов, но и методы их работы.

С 1951 года началось обучение китайских граждан в высших учебных заведениях и на предприятиях СССР. За 1950-е годы в Советском Союзе получили образование свыше 20 тысяч китайских специалистов — это очень значительная цифра для Китая тех лет, где большинство населения все еще оставалось неграмотным.

Фактически, СССР в первые годы существования КНР передал китайским союзникам свой уникальный опыт и технологии управления государственной экономикой. Этот опыт и управленческие (менеджерские) технологии к середине ХХ века находились в СССР на высоком уровне развития, зачастую опережая в то время экономически развитые, капиталистические страны. Эти технологии были наработаны в СССР в ходе форсированной индустриализации страны, в ходе Второй мировой войны и послевоенного восстановления экономики. Этот переданный опыт по своему значению и стоимости вполне сопоставим, если не превосходит, роль и стоимость материальных средств, переданных СССР Китаю в те годы.

 

Образование Китайской Народной республики как главный итог Второй мировой войны

Для современного читателя это покажется странным, но в начале 1950-х годов минувшего века в СССР главным результатом Второй мировой войны официально считалась победа коммунистов в Китае. Об этом так прямо и говорилось в официальных выступлениях советских вождей. Например, в выступлении министра иностранных дел СССР В. Молотова в марте 1950 года подчёркивалось, что «самым важным результатом победы союзных стран над германским фашизмом и японским империализмом является торжество национально-освободительного движения в Китае... После Октябрьской революции в нашей стране победа народно-освободительного движения в Китае является самым сильнейшим ударом по всей системе мирового империализма».

Не случайно эта фраза Молотова, одного из ключевых лиц в советской политической системе, используется в предисловии практически всех советских изданий, посвященных Китаю в 1950-1953 годах. После внимательного рассмотрения советско-китайских отношений это парадоксальное на первый взгляд умозаключение становится вполне понятным. Разгром гитлеровской Германии был для СССР всего лишь вопросом выживания, а вопрос выживания — это главная цель только для малых и средних государств. Для великих держав основной вопрос — это всегда вопрос геополитического доминирования.

Разгром Германии и установление советского контроля над Восточной и Центральной Европой, безусловно, усилили значение СССР в мировой политике. Но в 1945 году СССР был ослаблен минувшей войной на фоне американской монополии на ядерное оружие. Поэтому, именно победа коммунистов Китая и создание собственного ядерного оружия, что произошло практически одновременно в 1949 году, дали СССР возможность уверенно и обоснованно заявить свои претензии на мировое лидерство, не только в идеологическом, но и в практическом плане.

Соединение экономических и технологических ресурсов СССР и Китая, помноженных на идеологическое единство двух стран, открывали для коммунистического лагеря блестящие стратегические перспективы, о которых невозможно мечтать до 1949 года. Стратегическое партнерство СССР и Китая обеспечило возможность глобального расширения сферы влияния коммунистической системы, обогатив коминтерновскую идею мировой революции новыми формами и методами достижения великой исторической миссии. Не случайно именно в 1950 году начинается стратегическое наступление коммунистов в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Южной Азии: в Корее, Вьетнаме, на Филиппинах, в Малайзии и Индонезии.

Если обратиться собственно к Китаю, то союз с СССР дал ему возможность объединить страну, прекратить многолетние внутренние войны и создать сильное процветающее государство. В то же время КНР рассматривалась в сталинском СССР как главный союзник, причем союзник мощный, с огромным геополитическим потенциалом. Здесь роль и вес Китая не сопоставимы с ролью просоветских государств Европы, вес которых как союзников Советского Союза был несоизмеримо мал.

Карякин Владимир Васильевич,

кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник

Центра евроатлантических и оборонных исследований

Российского института стратегических исследований (г. Москва)

 

Партнеры


Китай : Города и провинции
 
 
 
© 2008-2020  All rights reserved